За Родину, Добро и Справедливость!

Международный союз детских общественных объединений

«Союз пионерских организаций – Федерация детских организаций»

Основан 1 октября 1990 года делегатами X Всесоюзного пионерского слёта в Международном лагере "Артек"


28.01.2020 17:56

Глазами, полными детских слез

#Ко­ман­даРДШ52 па­мять о жерт­вах Хо­локос­та предс­тав­ля­ет от­рывки из книг о страш­ной веч­ности.

На ма­тери­алах ин­тернет-из­да­ния «Мел», сай­та Ме­мори­аль­но­го комп­лек­са ис­то­рии Хо­локос­та «Яд ва-Шем»

1. Эдит Ева Эгер "Вы­жить в конц­ла­гере и на­учить­ся по­могать дру­гим". (От­ры­вок из кни­ги "Вы­бор")

Глазами, полными детских слез, изображение №1

Быв­шая уз­ни­ца конц­ла­геря Ауш­виц (Ос­венцим) и из­вест­ный пси­холог Эдит Ева Эгер опи­сыва­ет, как чу­дом смог­ла вы­жить сре­ди смер­ти и как справ­ля­лась со сво­ей трав­мой. А за­тем на­учи­лась по­могать дру­гим.

"...Лю­ди в фор­ме про­тал­ки­ва­ют­ся меж­ду на­ми. Ник­то ни­чего не объяс­ня­ет. Нам толь­ко ряв­ка­ют ко­ман­ды. Ту­да. Сю­да. На­цис­ты по­казы­ва­ют нап­равле­ние и тол­ка­ют нас. Муж­чин сго­ня­ют в от­дель­ную оче­редь. Я смот­рю, как отец ма­шет нам. Быть мо­жет, их по­сыла­ют впе­ред, что­бы они за­няли мес­то для сво­их се­мей. Ин­те­рес­но, где мы бу­дем се­год­ня спать? И ког­да же мы бу­дем есть?..."

2. Ева Шлосс "Де­воч­ка, ко­торая вы­жила в Ос­венци­ме". (От­ры­вок из кни­ги "Пос­ле Ауш­ви­ца").

Глазами, полными детских слез, изображение №2

Еве Шлосс бы­ло 15 лет, ког­да вмес­те со всей сво­ей семьёй она по­пала в Ос­венцим. Она ро­дилась в Ве­не, но пос­ле при­хода Гит­ле­ра к влас­ти ока­залась в Амс­тер­да­ме, где под­ру­жилась с Ан­ной Франк. Еве по­вез­ло: она вы­жила. И на­писа­ла о сво­ей жиз­ни кни­гу "Пос­ле Ауш­ви­ца", ко­торая выш­ла в этом го­ду в из­да­тель­стве "АСТ non­ficti­on", что­бы расс­ка­зать о том, че­рез что приш­лось прой­ти ей и мил­ли­онам дру­гих уз­ни­ков.

"...Сце­ны на плат­форме бы­ли ди­ко эмо­ци­ональ­ны­ми, и ме­ня прос­то оше­ломил по­ток воя, пла­ча и от­ча­ян­ных про­щаний. Сот­ни лю­дей: ста­рики, ма­тери с мла­ден­ца­ми на ру­ках и ма­лень­кие де­ти, — все на­ходи­лись в сос­то­янии пол­но­го смя­тения и сво­его ро­да пер­во­быт­но­го от­ча­яния..."

3.Ури Ор­лев "Бе­ги, маль­чик, бе­ги".

Глазами, полными детских слез, изображение №3

Да­виду бы­ло все­го во­семь лет, ког­да он по­терял всю семью в Вар­шавс­ком гет­то. Слу­чай­но маль­чик при­бил­ся к шай­ке та­ких же си­рот и вмес­те с ни­ми ре­шил сбе­жать на­ружу. Тог­да на­чались его не­веро­ят­ные прик­лю­чения: Да­вид на­учил­ся жить в ле­су, встре­тил де­сят­ки дру­зей и вра­гов, за­был своё нас­то­ящее имя, ос­тался без ру­ки, не один раз чу­дом из­бе­жал смер­ти, но в ито­ге вы­жил нес­мотря ни на что. Бес­ко­неч­ная на­ход­чи­вость и хит­рость пос­то­ян­но вы­руча­ют Да­вида, и, ка­жет­ся, сам Том Сойер мог бы ему по­зави­довать. А чи­тать об этом ин­те­рес­но да­же взрос­лым. Но са­мое уди­витель­ное — кни­га ос­но­вана на ре­аль­ной ис­то­рии ев­рея Йора­ма Фрид­ма­на, ко­торую и за­писал Ури Ор­лев.

"— А что там, на поль­ской сто­роне? — спро­сил он у Иоси.
— Там мно­го еды и там сво­бода, — ска­зал брат.
Что та­кое "еда", Да­вид уже знал. Но что та­кое "сво­бода"?
— Что это зна­чит — "сво­бода"? — спро­сил он.
— Это ког­да вок­руг те­бя нет ни­какой сте­ны и ни­каких ох­ранни­ков, — объяс­нил Иоси. — Ты мо­жешь ид­ти и ид­ти ку­да хо­чешь, и ник­то те­бя ниг­де не ос­та­новит. Я знаю ре­бят из гет­то, ко­торые сто­ят и ждут воз­ле во­рот, по­ка там зас­ту­пит на ох­ра­ну доб­рый по­лицай. Тог­да он раз­ре­ша­ет им пе­ребе­жать на поль­скую сто­рону..."

4. Крис­ти­на Хи­гер, Да­ни­эль Пай­снер "В тем­но­те".

Глазами, полными детских слез, изображение №4

Се­милет­няя Крис­ти­на Хи­гер вмес­те с ро­дите­лями и млад­шим бра­том че­тыр­надцать ме­сяцев про­жила под зем­лей в ка­нали­зации Ль­во­ва, скры­ва­ясь от на­цис­тов. Семье Хи­гер уда­лось из­бе­жать смер­ти и ла­геря бла­года­ря упорс­тву от­ца Крис­ти­ны и по­мощи нес­коль­ких по­ляков. Ле­опольд Со­ха и его друзья всё вре­мя, по­ка Хи­геры вмес­те с дру­гими ев­ре­ями пря­тались под зем­лей, но­сили им еду и всё не­об­хо­димое. Сна­чала за день­ги, а по­том бес­ко­рыст­но. Но судь­ба Крис­ти­ны не ока­залась лег­че дру­гих. Жить в гет­то, а по­том про­жить боль­ше го­да в сы­рос­ти и тем­но­те по со­седс­тву с кры­сами, — ед­ва пе­рено­симое ис­пы­тание для се­милет­не­го ре­бён­ка.

Свою ис­то­рию Крис­ти­на за­писа­ла 60 лет спус­тя, и в этом ей по­мог Да­ни­эль Пай­снер. Иног­да она пу­та­ет­ся во вре­мени и нез­на­читель­ных фак­тах, что лег­ко прос­тить, учи­тывая воз­раст ге­ро­ини во вре­мя вой­ны и про­шед­шие пос­ле неё го­ды.

"...Ко­мен­дант обо­жал чис­то­ту и по­рядок — "на­руши­телей" он прос­то расс­тре­ливал. Он пос­то­ян­но разъез­жал по ули­цам в отк­ры­той ма­шине или лан­до с русс­ким ав­то­матом в ру­ках и неп­рестан­но ис­кал по­вод отк­рыть стрель­бу. Уви­дев гряз­ную вит­ри­ну, он при­казы­вал ос­та­новить ма­шину, под­хо­дил к ма­гази­ну и вы­бивал вит­ри­ну прик­ла­дом. За­метив на тро­ту­аре оку­рок, он расс­тре­ливал то­го, кто был к не­му бли­же, не раз­би­ра­ясь, муж­чи­на это, жен­щи­на или ре­бёнок. Гжи­мек был не прос­то убий­цей — он был нас­то­ящим маньяком. Его дей­ствия не­воз­можно бы­ло пре­дуга­дать. Он мог без при­чины убить че­лове­ка или зак­рыть гла­за на бесп­ри­чин­ное убий­ство. И он не­нави­дел ев­ре­ев — муж­чин, жен­щин, де­тей, осо­бен­но гряз­ных ев­рей­ских де­тей…"

5. Джек Майер "Храб­рое серд­це Ире­ны Сенд­лер".

Глазами, полными детских слез, изображение №5

Кни­га Дже­ка Майера не столь­ко о са­мом Хо­локос­те, сколь­ко о его ос­мысле­нии в на­ше вре­мя. Три кан­засс­кие школь­ни­цы в кон­це де­вянос­тых го­товят про­ект к школь­но­му дню ис­то­рии и на­ходят ко­ротень­кую га­зет­ную за­мет­ку об Ире­не Сенд­лер, спас­шей 2500 де­тей из Вар­шавс­ко­го гет­то. Де­вочек цеп­ля­ет эта ис­то­рия, и под ру­ководс­твом под­бадри­ва­юще­го учи­теля они на­чина­ют ис­кать ин­форма­цию об Ире­не. Ито­гом школь­но­го про­ек­та стал не толь­ко спек­такль о судь­бе Сенд­лер, но и ги­гант­ская об­щест­вен­ная кам­па­ния, ко­торая сде­лала школь­ниц зна­мени­тыми, а де­вянос­то­лет­ней Ире­не Сенд­лер при­нес­ла но­мина­цию на Но­белевс­кую пре­мию ми­ра.

Две из трёх глав пос­вя­щены ис­то­рии школь­но­го про­ек­та: Лиз, Ме­ган и Саб­ри­на поч­ти ни­чего не зна­ли о Хо­локос­те, но по ме­ре уз­на­вания на­чина­ют за­давать­ся воп­ро­сами, ко­торые, на­вер­ное, за­да­ёт се­бе каж­дый: "смог бы я вы­жить?", "хва­тило бы у ме­ня му­жест­ва по­могать дру­гим?".Третья гла­ва расс­ка­зыва­ет ис­то­рию сза­мой Ире­ны Сенд­лер, поль­ско­го Соп­ро­тив­ле­ния и Вар­ша­вы вре­мён ок­ку­пации. Сенд­лер не бы­ла ев­рей­кой, но не мог­ла ос­та­вать­ся в сто­роне от про­ис­хо­дяще­го и, мно­гок­ратно рис­куя жизнью, вы­нес­ла и вы­вез­ла из гет­то боль­ше 2500 ев­рей­ских де­тей, а по­том от­да­ла на вос­пи­тание в поль­ские семьи.

"...По­ка пе­рема­тыва­лась кас­се­та, Ме­ган ду­мала… Эти ужа­сы тво­рились не в Сред­не­вековье, а сов­сем не­дав­но, мож­но ска­зать, вче­ра, и мно­гие из пе­режив­ших их жи­вы до сих пор…
Мо­жет ли Хо­локост пов­то­рить­ся? А вдруг на мес­те ев­ре­ев ока­жут­ся хрис­ти­ане — та­кие же, как она са­ма?..."

6. Тру­ди Бир­гер "Завт­ра не нас­ту­пит ни­ког­да".

Глазами, полными детских слез, изображение №6

Тру­ди Бир­гер жи­ла счаст­ли­вой жизнью под­рост­ка из куль­тур­ной и обес­пе­чен­ной семьи: хо­дила с ня­ней на тан­цы и ка­ток, но­сила кра­сивые платья и ни в чём не нуж­да­лась. С при­ходом к влас­ти на­цис­тов её жизнь силь­но ме­ня­ет­ся: сна­чала семья вы­нуж­де­на пе­ре­ехать в квар­ти­ру по­мень­ше, по­том за­кан­чи­ва­ет­ся еда, за­тем при­ходит­ся нес­коль­ко дней пря­тать­ся от эсэ­сов­цев в мо­розиль­ной ка­мере в под­ва­ле. В кон­це кон­цов Тру­ди с ма­терью ока­зыва­ют­ся в конц­ла­гере Штутт­гоф. Мать те­ря­ет вся­кую во­лю к жиз­ни пос­ле смер­ти му­жа, и Тру­ди при­ходит­ся быст­ро повз­рос­леть, что­бы спас­ти се­бя и мать от вер­ной смер­ти.

Кни­гу о пе­режи­том и о чу­десах, ко­торые спас­ли, Тру­ди Бир­гер на­писа­ла мно­го лет спус­тя, но яс­но пом­нит чувс­тва и мыс­ли, за­нимав­шие её в то вре­мя. На вре­мя зак­лю­чения фи­зичес­кое и пси­хичес­кое раз­ви­тие Тру­ди буд­то ос­та­нови­лось, и пос­ле ос­во­бож­де­ния она чувс­тво­вала се­бя той же неск­лад­ной че­тыр­надца­тилет­ней де­воч­кой, хо­тя бы­ла уже впол­не взрос­лой де­вуш­кой. Так и в ла­гере её же­лания ос­та­вались по­рой сов­сем детс­ки­ми. Глав­ной меч­той, нап­ри­мер, был го­рячий шо­колад. Тру­ди не толь­ко расс­ка­зыва­ет свою ис­то­рию, но и пы­та­ет­ся ос­мыслить про­ис­хо­дящее. И не на­ходит оп­равда­ния ни­кому.

"...Тем не ме­нее, ед­ва по­кинув гет­то, по до­роге мы вни­матель­но смот­ре­ли по сто­ронам в на­деж­де най­ти что-ни­будь съедоб­ное. Это мог быть по­лусг­нив­ший тур­непс, ва­ля­ющий­ся на по­ле, или кор­ка хле­ба, об­ро­нен­ная кем-то — аб­со­лют­но всё. Мы хва­тали это мгно­вен­но, ста­ра­ясь толь­ко, что­бы не за­метил кон­вой. Ес­ли мы очень хо­тели есть, то прог­ла­тыва­ли до­бычу на мес­те, но в ос­новном мы ста­рались конт­ро­лиро­вать се­бя и ста­рались вер­нуть­ся в гет­то не с пус­ты­ми ру­ками; то, что это бы­ло опас­но, де­лало нас толь­ко рас­то­роп­ней и изоб­ре­татель­ней. Мы вши­ли се­бе по­тай­ные кар­ма­ны, ко­торые на жар­го­не на­зыва­лись ма­лина, в ко­торых и при­носи­ли най­ден­ную или об­ме­нен­ную еду; всё, что бы­ло съедоб­но...".

7. Эли Ви­зель "Ночь".

Глазами, полными детских слез, изображение №7

Ру­мынс­кий ев­рей Эли Ви­зель по­пал в Ос­венцим в 1944 го­ду. Ему бы­ло 14 лет, и в ла­гере он ока­зал­ся вмес­те с ро­дите­лями и сест­рой. С ма­терью и сест­рой его раз­лу­чили в пер­вые же ми­нуты в ла­гере, и боль­ше они ни­ког­да не ви­делись. Эли с от­цом ста­рались всё вре­мя быть вмес­те и про­дер­жа­лись во­семь ме­сяцев вплоть до смер­ти стар­ше­го Ви­зеля от бо­лез­ней и ис­то­щения. Пос­ле эва­ку­ации Ос­венци­ма Эли по­пал в Бу­хен­вальд. Ему уда­лось вы­жить, и всю свою жизнь он пос­вя­тил сох­ра­нению па­мяти Хо­локос­та. В "Но­чи" Эли Ви­зель под­робно и отк­ро­вен­но опи­сыва­ет жизнь в ла­гере: не­пос­ти­жимую жес­то­кость на­цис­тов, го­лод, ре­гуляр­ные се­лек­ции. Его кни­га пол­на бо­ли и ед­ва сдер­жи­ва­емой ярос­ти: до вой­ны Эли был очень ре­лиги­оз­ным маль­чи­ком, но в ла­гере от­вернул­ся от бо­га не в си­лах сми­рить­ся с его несп­ра­вед­ли­востью. В сво­ём ха­рак­те­ре Эли то­же за­меча­ет пу­га­ющие из­ме­нения — вплоть до чувс­тва об­легче­ния от смер­ти ос­ла­бев­ше­го от­ца.

"...Йом Кип­пур — Суд­ный день. Сле­ду­ет ли нам пос­тить­ся? Все бур­но об­сужда­ли этот воп­рос. Пост мог об­легчить и ус­ко­рить при­ход смер­ти. Мы и без то­го всё вре­мя здесь пос­ти­лись. Каж­дый день у нас тут ежед­невно был Суд­ный день. Но не­кото­рые го­вори­ли, что пос­тить­ся сле­ду­ет имен­но по­тому, что это опас­но. На­до по­казать Бо­гу, что да­же в этом кро­меш­ном аду мы спо­соб­ны Его Сла­вить.
Я не пос­тился. Преж­де все­го, что­бы сде­лать при­ят­ное от­цу, ко­торый мне это зап­ре­тил. А кро­ме то­го, это по­теря­ло для ме­ня вся­кий смысл. Я боль­ше не при­нимал мол­ча­ния Бо­га. Съесть мис­ку су­па — зна­чило для ме­ня вы­разить Ему своё воз­му­щение и про­тест.."

8. Ма­ша Роль­ни­кай­те "Я долж­на расс­ка­зать".

Глазами, полными детских слез, изображение №8

Ма­ша Роль­ни­кай­те бы­ла ев­рей­кой и жи­ла с семьей в Виль­ню­се. В 14 лет Ма­ша ока­залась в гет­то, где по­теря­ла всех родс­твен­ни­ков, а по­том по­пала в конц­ла­герь. Ей уда­лось об­ма­нуть эсэ­сов­цев нас­чёт сво­его воз­раста — ра­ботать ос­тавля­ли толь­ко под­рост­ков стар­ше 18 лет — и не отп­ра­вить­ся сра­зу в га­зовую ка­меру. Она на­чала вес­ти днев­ник с пер­во­го дня вой­ны и скру­пулёз­но опи­сыва­ла про­ис­хо­дящие вок­руг со­бытия. Ког­да хра­нить за­писи ста­ло опас­но, и за­тем в ла­гере, ког­да о бу­маге не мог­ло быть и ре­чи, Ма­ша ста­ла за­учи­вать текст на­изусть. Вы­жить она, как и боль­шинс­тво дру­гих спас­шихся, смог­ла по чис­той слу­чай­нос­ти. В днев­ни­ке Ма­ши– мно­го бесс­мыс­ленной жес­то­кос­ти, ко­торую не уда­ёт­ся пос­тичь да­же взрос­ло­му, так что под­рост­ка про­читан­ное мо­жет шо­киро­вать. С дру­гой сто­роны, в шко­ле об этом точ­но не расс­ка­жут.

"...Эсэ­сов­цы при­дума­ли но­вое на­каза­ние.
Мо­жет, это да­же не на­каза­ние, а прос­то из­девка, "разв­ле­чение". Ско­ро вес­на, и дер­жать нас на мо­розе уже не так ин­те­рес­но.
Пос­ле про­вер­ки Ганс ве­лел пе­рест­ро­ить­ся, что­бы меж­ду ря­дами ос­та­вал­ся мет­ро­вый про­межу­ток. За­тем при­казал при­сесть на кор­точки и пры­гать. Сна­чала мы не по­няли, че­го он от нас хо­чет, но Ганс так за­орал, что, да­же не по­няв его, мы ста­ли пры­гать.
Не удер­жи­ва­юсь на но­гах. Еле ды­шу. А Ганс но­сит­ся меж­ду ря­дами, сте­га­ет плёт­кой и кри­чит, что­бы мы не си­мули­рова­ли. Толь­ко при­седать нель­зя, на­до пры­гать, пры­гать, как ля­гуш­ки...".

Наши слоганы

Кто по жизни идет с СПО-ФДО, тот может добиться всегда и всего!

Вы здесь: ЧТО ТАКОЕ СПО-ФДО Нижегородская область Глазами, полными детских слез